Фирменным знаком какого ледокола является зубастая улыбка

МотоКлуб ЛЕМУРЫ

вернуться обратно в городок, потому что какой-то клерк чуть не разбил ей сердце. .. Блуждающий взгляд и неестественно застывшая улыбка. .. Капитан ледокола обсудил ситуацию с Александром Дмитриевым: Да! Моя женщина, с которой я был знаком много лет, уехала, оставив. сомневаться в его земном происхождении и думаешь, а не является застенчивой улыбкой русского интеллигента и элегантной из ее будущего, окошко, распахнутое в XXII век, президент какого- .. знак протеста против насильственного изучения истории (читайте "Ледокол" Виктора Суворова!). Вы какого голубя посылали с донесением — черного или серого? Потресканные губы Дорсетта скривились в болезненной улыбке. . Кровожадное чудовище билось в диких конвульсиях, зубастая пасть щелкала как у факсу изображение фирменного знака корпорации Дорсетта. Логотип удивил Питта.

Ну, я не в том смысле, что ты страшная Далис Карловна Тактичность и не конфликтность хозяйки дома вселённая душа оценила высоко.

Было очень неловко за поломанную мебель. Во-первых, вышла промашка с мягкостью сидения. Отчего-то казалось, что привычным было плюхнуться и расслабиться, но с непонятно откуда возникшим чувством вышел конфуз.

Пришлось учиться усаживаться с осторожностью, принимая во внимание некоторые особенности тела. Прочные крылья за спиной беспокоили и мешали. Однако, как только было найдено комфортное положение, так появился новый раздражитель. Никак не возможно ничего сказать! Тяжеловесная, выдвинутая вперёд челюсть с трудом конструировала слова. Сделать комплимент отзывчивой женщине, намекнуть ей на излишне скупой и минималистичный интерьер, что было не совсем уместно в столь большом доме с колоннами и балконом.

К тому же не плохо было бы обсудить моду, хозяйке явно пошли бы кудряшки, а то она слишком военная, что-ли? Нет в ней лёгкости, кокетства, а ведь она так молода! Неожиданным теплом разлилось чувство покровительства, пока в разговоре не возникло слово "гаргулья".

Оно не вызывало отклика, не затронуло в душе никакого родства, но и не сказать, чтобы пугало. Книжное слово, связанное в памяти с печенюшками и чаем с лимоном. Впрочем, немного умерили стремление облагодетельствовать хозяйку её странные сомнения в познаниях гостьей таких слов как "эволюционирование" и "зеркало".

И только мягкая улыбка собеседницы, и её желание угодить, сбавили накал и вынудили признать, что окружающая действительность немного незнакома и возможно, самую малость, придётся подучиться. Ведь не приснились же недавно страшные, незнакомые чудовища, несущиеся на неё?

А факт проявления магии! Всё это вроде бы знакомо, но такое чувство, что исключительно теоретически, как-будто это не имеет отношения к настоящей жизни, словно ожившая фантазия. Хозяйка дома подошла к гладкой стене и, вложив в крошечные выемки по углам камешки, создала зеркало. Притом смотрит так, как будто сотворила нечто необыкновенное. Мелькнула мысль, что из вежливости надо бы удивиться, но было и такое чувство, что "видали мы эти зеркала тыщами!

Тем не менее, собственный внешний вид неожиданно заворожил. Был бы хоть глубокий графитовый или насыщенный, трогательно-нежный серо-голубой Челюсть и правда выдающаяся, придётся пользоваться услугами логопеда и возможно кушать в одиночестве.

А вот глазки радуют. М-да, яркие, глубокого синего цвета Интересно, а в темноте они светятся? Внутреннее ощущение убеждённо говорило, настаивало, что она красавица, что привыкла к восхищению, но в зеркале отражался, лысый каменный череп, кривоватые руки, кривущие ноги, тело без определения пола, чрезвычайно смущали.

Как же так выходит, вот ведь хозяйку дома она сразу определила к симпатичным женщинам, а это значит многое, с её-то эстетическим вкусом, почему же она вдруг засомневалась в себе?

Тут, неизвестно откуда взявшийся жизненный опыт, начал нашёптывать, что женщины частенько не понимают во вкусах мужчин. Можно часами прихорашиваться, укладывая волосок к волоску в причёске, а ОН заметит тонкую лодыжку или хрупкую коленку, а бывали случаи умиления лопоухости. К тому же, эту теорию подтверждали недавно сверлившие её глазами мужчины. Ничего иного эти страстные взгляды выражать не. Вот и пойми, что нужно этим самцам. Вздохнув, она снова уставилась в отражение со всей внимательностью.

Вытянутые кончики ушей тоже, пожалуй, найдут почитателей, тем более ими удаётся соблазнительно шевелить. Можно сыграть на этом и украсить их пирсингом. Вот шея коротковата, но надо же, как крутится!

Грудь придётся украсить связкой бус Мысли определённо перешли в деловое русло и отмечали по пунктам, что делать. Их даже капри не замаскируешь, разве что коленки спрячутся. Когти после обработки, пожалуй, больше порадуют, чем огорчат. На них можно целые картины выписывать. Так-с, а что у нас с крыльями? Крылья были огромны и прикрывали попу, ноги. Более того, кончики их совсем немного не доставали до пола.

Если держать спину идеально прямо, то они будут скрежетать по земле. Работы над собой предстояло. Встал вопрос управления крыльями.

Они выглядели тяжеловесными и неподъёмными. Гаргулья сосредоточилась, напряглась, и с резким хлопком расправила крылья, напугав хозяйку. Прошу прощения, сама не ожидала, - сочла нужным извиниться гостья.

Something wicked this way comes

Женщина услышав "о-о, шу-ше-ша-ши-а", подумала, что будет к месту слегка улыбнуться и показать, что она не осуждает, смертоносное, резкое раскрытие крыльев. В конце концов, сама виновата, стояла слишком близко.

Гаргулья на разный лад попыталась посмотреть, как она выглядит со спины, но крылья полностью перекрывали обзор. По большому счёту, их размах её впечатлил, а вот унылая серость, расстроила. Вспомнился впитанный в себя драгоценный камень и помечталось вдруг, что крыльям очень пошёл бы узор из. Вдоль прожилок, по всей длине полоски из самоцветов очень украсили бы их, причём с внутренней стороны крыла.

Конечно, на себя можно любоваться вечно, но вежливость никто не отменял, и аккуратно сложив крылья, гостья отошла от стены. Гаргулья кивнула и прошла к той части залы, где стояли большой стол и табуретки вокруг. Не хотелось бы намекать, что иногда беседу лучше продолжать за угощениями, но приходится.

Дворецкому, которому явно не хватало осанистости и чванливости, она ловко щёлкнула длинными пальцами с внушительными когтями и показала на стол. К большому её удовольствию, дополнительных пояснений не потребовалось. Выбрав самую высокую табуретку, гаргулья с величайшей осторожностью уселась на неё.

Лэр-вы Фероксы, Тинек и лэр капитан Тарин Роу. В это время в мужском коллективе стресс, под воздействием лекарства, отступал, и разум восстанавливал свои позиции. Первым пришёл в себя капитан: Первым сдался самый молодой дегустатор лекарства. Он как-то выразительно-тревожно, широко раскрыл глаза, поднялся и побежал в дом.

Его отвага, а ведь мальчик поверил, что бежит спасать мать от злокозненного существа, взбодрила остальных и вот уже они несутся с самым наисвирепейшим выражением лиц за Алешем, будоража воображение повстречавшихся простых рабочих, выполняющих ежедневные обязанности в саду, своим забегом.

В доме Когда условный дворецкий закончил командовать парой женщин, накрывавших стол, и картинно опасающихся гостьи, в дом влетел сын хозяев. Облик у него был У неё на удивление ловко получилось произвести деликатное покашливание и вежливо отвернуться. Алеш застыл, но сразу очнулся и оправил на себе частично вылезшую из штанов рубашку, пригладил взъерошенные волосы.

Это заняло пару секунд, и когда он делал шаг, чтобы присоединиться к чинно сидящему дамскому обществу, то влетевшие мужчины сбили его с ног. Даже Ильяна сидела в изумлении. На ногах не удержался ни Кордилион, ни благоразумный лэр-в Тинек, ни дисциплинированный капитан. Муж, налетев на Алеша, сбил его и, чтобы не придавить сына своим весом, раскорячился в падении, тем самым, не дав возможности устоять товарищам.

Всем было неловко и стыдно за нелепое вторжение, но, как известно, подобные чувства у мужчин не задерживаются надолго, поэтому развеял ситуацию грозный рык главнокомандующего. Лэр-в Тинек, капитан, даже Алеш, сразу почувствовали себя хорошо и правильно. Вот как бы не складывалась ситуация, а профессиональный начальственный рык расставлял приоритеты в пользу орущего. Теперь две мирно сидящие дамы почувствовали себя крайне неловко, причём обе самостоятельно нашли в себе изъяны.

Хозяйка дома расстроилась от того, что в единоличное в пользование захапала внимание одушевлённого существа, а ведь это вроде как подарок для сына. Гаргулья же засмущалась, напридумывав себе, что села случайно на любимый табурет главы дома или на них обижены, что не пригласили почаёвничать мужчин в их обществе. Виноватые взгляды компаньонок немного сбавили накал гнева командующего, и он тут же упустил инициативу.

Да ещё и угощал! Ваша магия пойдёт в разнос! Гаргулья забыла о терзаниях и, наградив всех осуждающим взглядом, вежливо сделала вид, что занята. Гаргулья не сразу догадалась, что восторг относится к. Свернув в трубочку тонко нарезанное мясо, она отправляла его в рот маленькими кусочками, но поскольку челюсть была внушительной, то, не глотая, она всё откусывала и откусывала.

Момент истины настал, когда потребовалось всё проглотить. Фишка состояла в том, что глотать было некуда. Гаруня, делая глубокие вдохи, даже не поняла, что шевелит грудь принудительно, и в остальное время не дышит, то есть не чувствует необходимости. Она дышала всем телом разом, через каждую клеточку камня, но разве сразу обратишь на такие тонкости внимание?

Теперь же некая индивидуальность и незнание тела, встали поперёк горла, которого не. Более того, возник ужасно постыдный эксцесс. Пережёванную пищу, которая, между прочим, принесла удовольствие и полную гамму вкусовых ощущений придётся Помощь подоспела, откуда не ждали.

Капитан, терзаемый проснувшейся совестью, решил, что самое время внести некоторые разъяснения существу. В конце концов, всякому новорождённом, как и новобранцу, полагается помощь в адаптации к окружающему миру.

Во всяком случае, дикие, ещё не эволюционировавшие. Гаруня округлила вытянутые глаза и, не веря, перевела взор на Ильяну. Любезнейший дворецкий поднёс глубокую миску к пасти гостьи и невозмутимо держал её, пока она, раздираемая эмоциями, выплёвывала пережёванное. Необыкновенная информация возбудила во всех исследовательский интерес.

Магическому творению была торжественно подана вода, салфеточка, и чаша для сплёвывания. Правда, сначала, стесняющаяся "творение" гостья выскочила на улицу и прополоскала рот от остатков мяса, помогая когтём застрявшим кусочкам, а уж потом, степенно усевшись, набрала в рот воды и сидела замерев. Первым не выдержал Алеш. Гаргулья, чувствуя себя по-дурацки из-за того, что поддалась провокации и сидела минут пять неподвижно набрав в рот воды, выплюнула её и обиженно встала из-за стола.

Алеш, намагичив крохотный огонёк, опустил его на поверхность воды и у всех вырвался единым порывом - "Ах! Вода горела синим, едва заметным пламенем, привлекая внимание чуть ли не всех находящихся в доме мужчин. Все были в восторге. Мужчины, которые могли в иное время сидеть за столом и брезгливо морщиться на поданный кнедлик из травки вида шпината, сейчас, позабыв о своей щепетильности, макали палец в выплюнутую воду и облизывали. Очень быстро с пальцев перешли на мизерные стопочки и резкие "ух!

Ильяна смотрела на происходящее безобразие, сложив руки на груди, и осуждающе качала головой. Для гаргульи происходящее было в новинку. Обида улетучилась, и опустевшее место заняла гордость собою. А что, теперь как жизнь не сложится, своя копеечка всегда будет заработана!

И ведь удивительное дело, казалось бы, внешность у неё весьма колоритная, но почитатели нашлись с первых мгновений. Полное незнание окружающей обстановки, что несомненно удручает, но тут же обрисовывается пользительное умение чуть ли не вселенского масштаба. Это ж какие перспективы! Теперь и в домашнем хозяйстве можно приложить себя, и в аптекарском, и всегда пожалуйста, в харчевнях разного рода, где целесообразно организовать торговлю.

Настроение подпрыгнуло до небес и парень, догадавшийся проверить выплюнутое, был обласкан тёплым сапфировым взглядом. С ними всегда интересно, они открыты ко всему новому, готовы на всякие безумства и никогда не будут бухтеть и занудствовать. Как это сочеталось с недавним покровительственным отношением к хозяйке дома, гаргулья не знала, но приняла себя, как натуру замысловатую, непостижимую, и выбор свой сделала. Нечего ей сидеть со старыми мухоморами, сейчас они с юным умельцем зажигать огонь, проведут эксперименты и узнают, что она ещё умеет, чем сможет удивить окружающих.

Понимая друг друга буквально с полуслова, они устремились на кухню и там, призвав в помощь скудный персонал, подготовили для пробы еду. На стол выставили горку салатных трав, укрепляющих здоровье, сладкие фрукты, хлеб, морс. Всё пережёванное и выплюнутое было обнюхано и протестировано на добровольцах-свиньях, в награду получившим официальные имена: Всё им скормили, записали, кому что дали, и ждали результатов на следующий день.

На этом Алеш не успокоился, он сбегал в кабинет к отцу и притащил гору различных минералов. Гаргулья поначалу опешила, а потом, вспомнив, как впитала в себя гранат, приступила к новым экспериментам с энтузиазмом. Два полупрозрачных камня, похожих на бериллы, она смогла поглотить телом и, надо сказать, не без удовольствия. В грудь они не вошли, а вот в верхние костяшки складывающихся крыльев прямо магнитом влетели. Только вкрапления, нарушающие прозрачность минералов, осыпались трухой, непринятые телом.

Всякие другие камни, с величайшей осторожностью, она попыталась жевать. К сожалению, видимой пользы от их пережёвывания, не заметили. Впитала в себя что-нибудь полезное гаргулья или нет, было не понятно. Работа камнетёркой ей не понравилась. Между тем, второй завтрак перетёк в обед. Все присутствующие с трудом оторвались от записей, где описывали поведение существа, фиксировали проведённые эксперименты и делали зарисовки гаргульи, подмечая, что поглощая минералы, она меняется прямо на глазах.

Когда стол был накрыт, возникла заминка, приглашать ли Груню к столу или это будет невежливо в силу разности вкусов. До того, когда большая рыба начала гнить. До того, как контора начала разбухать от наплыва новых людей, лиц, должностей и пустых, но звонких, как все пустое, идей.

Его похвалили за это определение и тотчас премировали отдельным кабинетом с сейфом и пейзажем, закрывающим этот сейф. Позднее за следующее определение ему торжественно вручили настенные часы, подаренные одним из иностранных поставщиков, и секретаршу. Часы были снабжены секундомером, компасом, барометром и еще какой-то шкалой, но вскоре заметили, что все восемь стрелок всегда показывали посетителю на дверь.

Жаль, что этот умник тоже был из спешно переученных; окажись рядом хороший врач, он назвал бы этот кадровый рост опухолью. Вот он, кирпично-красный, пахнущий типографией и поскрипывающий дерматином. Вот он, добытый соленым потом и бессонными ночами. Борис держал его в руках, словно капитан Грант свою бутылку, прежде чем доверить ее океанским волнам. Нет, Борис держал его как золотоискатель держит первый намытый на новом участке самородок. Держал крепко, но бережно. Держал и слушал глупую, никому теперь не нужную болтовню ректора, которого и не видно из-за массивной трибуны с темным следом от сбитого герба, только голос из динамиков.

Борис Апухтин открывал его в тысячный раз за последние пять секунд и читал свою фамилию. Нет, он уже поверил в это чудо и понимал, что, сколько ни заглядывай в диплом, фамилия не исчезнет. Борис открывал пахнущую типографией книжечку просто для того, чтобы узнать, когда же при виде каллиграфических завитушек перестанет щекотать в горле и чесаться в глазах. Борис держал в руках свой диплом, свой гонорар за труды тяжкие, эту памятку о том, как же тяжело было в ученье. Он держал в руках свой пропуск в рай, билет в большой, полный огней и достижимых соблазнов мир, открытый и доступный теперь и для.

Мир желанный и досягаемый, как карусель для малыша, сжимающего в кулачке шершавый на ощупь клочок цветной бумаги, подтверждающий, что и в самом деле все блестящие монетки отданы толстой тете в окошечке кассы за возможность оседлать серого в яблоках коня.

Он держит в руках свой золотой ключик, который откроет заповедные двери, распахнет объятия воротил и политиков, проведет по красным ковровым дорожкам к вершине.

Завтра, с самого утра, он отправится в крупнейшие кадровые агентства. Их список уже лежит, стиснутый тяжелыми мелованными страницами книги по аудиту. Он войдет и небрежно сядет на предложенный стул. Борис возьмет анкету, развернет к себе и впишет размашистыми буквами свои анкетные данные.

Потом перечислит десяток компьютерных программ, с которыми работает. В графе для цифр будет поставлен изящный значок множества, чуть изогнутый вправо и вверх. Борис уже знал, как это будет выглядеть: Вот такие планы на завтра, а сейчас его тащат на сцену, чтобы подставить для лобызания Синусоиде, театрально давящей слезу из-под огромных очков.

Лучше бы она себе туфли купила, а то ходит в каких-то истоптанных кедах. У Бориса все было продумано до мелочей. Он загодя взял карту Москвы и нарисовал себе план посещения рекрутских контор, чтобы не терять время на переезды туда-сюда. Казалось, нет смысла делать список таким длинным — ему, конечно, с ходу предложат несколько достойных вакансий, — но вдруг где-то лежит вакансия из вакансий? Не стоит лишать себя возможности выбрать. В первом же агентстве приключился конфуз.

Накрашенная, как папуас, девица, встретившая Бориса в дверях агентства, не захотела его впускать: Дальнейший ход событий не поднял настроения.

Вакансии Борису предлагали, но вовсе не те, на какие он рассчитывал в своих честолюбивых притязаниях. Игнорируя его диплом, рекрутер предлагал начать фактически с нуля. Потратив минут двадцать, Борис распрощался с ним и отправился в другое агентство. Невероятно, но и в других агентствах разговор сводился к вопросу об опыте работы. Борис взывал к здравому смыслу: Вот вам и замкнутый круг. Нельзя получить должность, соответствующую диплому, ибо нет опыта, но и опыта поднабраться тоже никак невозможно, поскольку не берут на работу.

Рекрутеры не желали рисковать, предлагая своим клиентам неопытного специалиста на ответственный пост. Предлагали должности переводчика или референта, но эта стезя не казалась молодому человеку перспективной. Так и не попав за две недели ни на одно собеседование, Борис решил изменить тактику. Он купил на лотках у метро все газеты, где публиковались объявления о работе. Придя домой, внимательно пролистал их, обводя красным фломастером заинтересовавшие.

Красных овалов оказалось неожиданно много, но, едва начав звонить, Борис сообразил, что две трети их можно вычеркнуть. Из оставшейся трети еще половина объявлений была дана все теми же рекрутскими агентствами или посредниками, предлагавшими свои платные услуги по написанию резюме и рассылке их в заинтересованные компании.

К концу дня из почти двух сотен кружков осталось около дюжины. За исключением одного квадратика, все были перечеркнуты. Причем сначала Борис просто зачеркивал кружки, не заботясь о выразительности своих крестов. Потом его кресты стали жирнее и размашистей, вбирая в себя непроизнесенные вслух проклятия в адрес авторов объявлений, пускавшихся на любые хитрости, лишь бы заманить ищущего работу несчастного в свои сети.

А под конец вместо крестов оставались лишь коротенькие зигзаги, — рука устала, да и не стоило тратить на эту муру кроме времени еще и чернила. Подведя итог своих изысканий, Борис обнаружил, что нашел всего шесть объявлений, с авторами которых имело смысл продолжить общение, да и то в вычерченные им прямоугольники стоило бы вписать жирные-прежирные знаки вопроса. Что-то неверно в самой системе поиска, что-то Борис делал не.

Умный, образованный, готовый работать за семерых, принося прибыль и пользу себе и своим работодателям, он не мог найти себе применения. Неужели его рвение и потенциал никого не интересовали, никому не были нужны?

Лонг лист Конкурса Ручеёк - 1 (Конкурсы Ручеёк Фонда Всм) / Проза.ру

Этого не могло. Этого не должно было. Он, безусловно, нужен, а кому-то жизненно необходим. Значит, он что-то делает неправильно. Если бы решение всех проблем зависело исключительно от напора и умения спорить, то Петр Владимирович Челы-шев был бы самым беззаботным человеком на свете.

Что-что, а убеждать он умел, это факт. В любом споре он находил аргумент за аргументом, пусть и притягивая их зачастую за уши или высасывая из пальца, и атаковал оппонента до тех пор, пока тот не сдавался или не отказывался от спора ввиду непроходимости того, что в пять минут успевал нагородить Петр Владимирович.

В прежние годы Челышев, без сомнения, сделал бы неплохую карьеру снабженца или толкача. Времена нынешние отличались тем, что народное добро перестало быть общественной собственностью и просто задавить прижимистого собственника аргументами теперь недостаточно. Теперь нужно убеждать отдать, сменять, оказать услугу Именно этим и занимался сей момент Петр Владимирович.

Уговаривал своего знакомого заключить взаимовыгодную сделку. Петру Владимировичу позарез нужны охлаждаемые горки для кондитерского магазина, принадлежащего его тестю.

Повздорил он с тестем, приходится теперь умасливать его, добывая итальянское оборудование дешевле, чем предлагают эти кровопийцы из московских фирм-импортеров. А как его добудешь? Подсчитал Петр Владимирович, что куда выгоднее привезти проклятые горки из самой Италии. Так вот если бы вместо части обуви он загрузил бы эти проклятые горки да привез бы их в Москву, то Петр Владимирович был бы совершенно счастлив и бесконечно своему знакомому признателен.

Даже готов уплатить сверх цены на оборудование ту сумму, которую знакомый заработал бы от продажи недогруженной обуви. Чем же не выгодное предложение?

Знакомый, палец о палец не ударив, получит свою прибыль, ради которой ему приходится грузить-разгружать сапожки и босоножки, давать рекламу, гонять своих продавцов и агентов. При подобных условиях Петр Владимирович даже считал неприличным торговаться. Знакомый, кстати, и не торговался. Он просто не хотел ввязываться ни во что, в чем не разбирался досконально. С оборудованием он дела никогда не имел и не представлял, какие могут возникнуть проблемы с его ввозом. У меня этот канал работает как часы.

Я всех знаю, меня все знают.

Free TIME #4(205) 2015

И все знают, что я вожу обувь. А тут твои бандуры. Начнут смотреть, копать, проверять документы. Спросят какую-нибудь бумажку, которой не окажется. Не ту, так другую, зеленую. Я тебе потом компенсирую! Представляешь, случится какая-нибудь задержка с товаром? Народ погибнет, если получит башмаки на день позже. И кредит, сам понимаешь, у кого взят и на каких условиях. Будет задержка, меня спросят. И что я отвечу? Подбросил тут посылку племяннику от любимого дяди? Я тебе заплачу еще пять сотен, если произойдет задержка из-за оборудования.

Знакомый ответил не сразу, и Челышев понял, что добил, дожал своего противника. Как же еще прикажете назвать этого зануду? Вот ведь, оказывается, в чем было дело! Ну и сволочь же этот негоциант! На ровном месте сдирает с друзей по три шкуры! По рукам, что ли? Или еще торговаться будешь? Я к тебе заеду завтра, передам все документы.

Последнюю фразу Петр Владимирович проигнорировал. Он едва услышал ее — телефонная трубка была уже в полете к своему ложу.